Полезное

19 декабря 2014 г.

Круглый стол «Подготовка ко святому причащению: историческая практика и современные подходы к решению вопроса»

 По благословению Святейшего Патриарха 27 декабря 2006 года Свято-Данилов ставропигиальный мужской монастырь г. Москвы и Патриарший центр духовного развития детей и молодежи провели Круглый стол: "Подготовка ко Святому Причащению: историческая практика и современные подходы к решению вопроса".



В Круглом столе приняли участие епископ Егорьевский Марк, протоиерей Всеволод Чаплин, протоиерей Николай Балашов, протоиерей Димитрий Смирнов, архимандрит Алексий (Поликарпов), протоиерей Владимир Воробьев, протоиерей Валериан Кречетов, протоиерей Владислав Свешников, игумен Петр (Мещеринов), протоиерей Алексий Уминский, протоиерей Александр Марченков.
Наместник Московского Данилова монастыря архимандрит Алексий (Поликарпов) огласил приветствие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексий II организаторам и участникам Круглого стола. В своем приветствии Святейший Патриарх обратил внимание, что "на приходских священниках, на настоятелях храмов и духовниках лежит огромная ответственность: с одной стороны - не оскорбить святость Таинства, с другой - излишним и неоправданным ригоризмом не отвратить человека от церковного общения, от евхаристической жизни, от соучастия в Божеском естестве, от самого спасения".
Ведущий Пастырского совещания игумен Петр (Мещеринов), заместитель руководителя Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи выразил мысль об отсутствии общецерковного мнения по ряду важных касающихся причащения вопросов, таких как частота Причащения, молитвенная подготовка и пост перед Причащением, Причащение в период Пасхальной недели и Святок, исповедь перед Причащением.
Все участники круглого стола единодушно отмечали, что тема крайне актуальна, является "жизненно важной для каждого верующего", а обсуждение ее "давно назрело". Участниками Круглого стола были высказаны различные мнения по поводу необходимых требований подготовки к участию в Евхаристии.
Открывая дискуссию, епископ Егорьевский Марк, заместитель председателя ОВЦС, викарий Московской епархии призвал собравшихся к обмену опытом пастырского окормления и различных приходских практик в Причащении. "Вопрос должен выйти на новый уровень, а итоги обсуждения могли бы вылиться в рекомендации Священного Синода или Архиерейского Собора".
Сначала игумен Петр (Мещеринов) конкретизировал проблематику обсуждения, опираясь на примеры, "с которыми сталкивается каждый пастырь". По его словам, за 10-15 лет возрождения Православной Церкви в России уже сформировалось поколение прихожан, которые постоянно и осознанно участвуют в таинствах, однако "общие нормы" подготовки к причащению, сложившиеся в нашей Церкви: трехдневный пост, большое молитвенное правило, обязательная частная исповедь - "препятствуют частому причащению". Многие духовники могли бы "ослабить подготовку", но не решаются этого сделать из опасения нарушить традицию.
По словам о. Петра, отчетливо наблюдается процесс, когда человек "после неофитского рывка" "утомляется правилами и нормами", что ведет к "теплохладности", равнодушию и, бывает, к уходу из Церкви. Полное исполнение сложившегося правила составляет огромную проблему для студенчества, путешественников, паломников. Ни для кого не секрет, что "на Святки, на Светлой седмице в половине храмов Москвы не причащают, а о глубинке и говорить нечего…"
Если воспринимать Евхаристию как "величайший дар", нельзя допустить, чтобы подготовка к причастию походила на "покупку билета", который "надо заслужить подвигом, заработать". В этом "зарабатывании" некоторые священники более делают акцент на соблюдении правил и запретов, чем на евангельской нравственности.
Игумен Петр обратил внимание на клерикализм такого подхода, когда человека, не сумевшего пропоститься без рыбы три дня, духовник не благословляет причащаться.
«Так вводится двойной стандарт. Мы похожи не тех книжников и фарисеев, про которых Христос говорил: «Итак, всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают: связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их» (Мф. 23: 3-4)», — заметил епископ Егорьевский Марк.
Традиция трехдневного поста и исповеди непосредственно перед Причащением досталась нам от Синодального периода, когда причащались один-два раза в год, напомнил он. Теперь же желающих причащаться часто "мы обрекаем на постоянный пост - это бремя, для многих непосильное", что будет оказывать "отрицательное влияние на духовную жизнь в Церкви", полагает епископ. "Исповедь - очень важная практика", - продолжил он и напомнил, что на Востоке не существует практики постоянной (перед каждым Причащением) исповеди, да и не каждый священник имеет право принимать исповедь, совершать разрешительную молитву. Однако в России сложилась другая традиция, и, с одной стороны, это очень важно сейчас, когда много людей, "малограмотных в церковном смысле", но, с другой стороны, в нашей Церкви существуют "разные подходы, иногда достаточно экстравагантные". Поэтому сложившуюся практику необходимо "соборно разбирать и определять", при этом избегая "чрезмерно резких движений".
Сотрудник ЦДРМ Александр Боженов представил подробную справку об основных вехах исторического пути приготовления к Причащению.
Участники далее с особым вниманием выслушали справку о практике некоторых поместных Православных Церквей по обсуждаемым вопросам; справку подготовил секретарь Отдела внешних церковных связей протоиерей Николай Балашов. Оказывается, эти традиции не только различаются между Церквами, но и внутри каждой Церкви могут быть разными.
Так, в Элладской Церкви частота причащения "варьируется"; редко причащающиеся постятся разные сроки, в зависимости от состоянии здоровья, а для частых причастников рекомендуются соблюдать только общие посты. Исповедь не совмещается с литургией и не является непременным условием для причащения, для исповеди назначается особый день недели. Два таинства - причащение и покаяние - отделены и иногда до такой степени, что, например, паломники в монастырях могут сначала причаститься, а потом "разойтись по кельям своих духовных отцов для исповеди". Как правило, миряне допускаются к причастию при отсутствии тяжких грехов. Молитвенное правило для мирян – «Последование ко святому причащению»; другие же каноны подобает вычитывать монашествующим. Для женщин в период месячных причащаться не рекомендуется, однако нет других ограничений на участие в богослужении, они могут прикладываться к святыням, принимать антидор, святую воду и пр.
То же в отношении женщин говорит Патриарх Сербский Павел. В остальном в Сербской Церкви нет единообразия: все зависит от того, где "батюшка учился". Выпускники греческих духовных школ перенимают традиции Элладской Церкви, а священники русской школы считают исповедь непременным преддверием причащения, а во внепостное время многие из них причащаться не советуют.
В Болгарии до недавнего времени миряне причащались очень редко, как правило, во время длительных постов. Участников круглого стола удивила "обычная картина", описанная о. Николаем: священник с возгласом "Со страхом Божиим и верою приступите" выносит Чашу, показывает ее и уносит обратно на престол, а редкие причастники принимают Святые Дары после отпуста. Сейчас в Болгарии - период литургического возрождения: число причастников, которые причащаются чаще, растет, а духовники "идут им навстречу".
В Православной Церкви в Америке (ПЦА) до недавнего времени священнослужители основывались на положениях доклада прот. Александра Шмемана "Исповедь и причастие" Синоду ПЦА от 1972 г. Но сейчас эта рекомендация (причащаться раз в месяц, а на более частое причащение испрашивать особое разрешение духовника) является "некоторым анахронизмом и для ПЦА, и для нас". На официальном сайте ПЦА о. Николай обнаружил рекомендацию "согласовать с духовником периодичность причащения и соотношение исповеди и причастия", если благословляет - можно причащаться за каждой литургией. Для таких причастников достаточно общих постов, для "редких" пост длится неделю или три дня.
Далее каждый из участников круглого стола рассказал о том, какая практика сложилась в возглавляемых ими приходах. Но прежде ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Владимир Воробьев предложил рассматривать вопросы о том, кто, как и при какой подготовке может причащаться, в рамках евхаристической общины, на возрождение которой и нужно сейчас направить все усилия.
Для такой общины, "где есть духовник, который должен близко знать все проблемы духовной жизни членов общины", неприемлемы "те подходы, которые сложились исторически для совершенно другой жизни, … когда евхаристическая община в основном ушла из церковной жизни". Но нельзя также механически заимствовать практику восточных Церквей, где, во-первых, традиция не прерывалась и, во-вторых, она "сложилась в маленьких странах".
По мнению о. Владимира, правильный путь должен указать нашей Церкви Собор, который "привел бы в порядок нашу жизнь… К сожалению, такого Собора у нас пока нет и, наверное, не может быть еще и потому, что мы все не готовы к этому; Собор нужно выстрадать". Поэтому сейчас время неизбежного плюрализма, когда "каждому духовнику приходится искать свой ответ". "Нужно допустить этот плюрализм, нужно, чтобы не было таких строгих запретов ("только так и больше никак"). Сейчас время поиска", - подчеркнул о. Владимир.
Результаты этого поиска в разных приходах представляется целесообразным изложить по двум основным вопросам круглого стола.
Частота причащения и подготовка к нему, соответствующий пост
Протоиерей Владимир Воробьев, ректор Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета указал на принципиальную возможность причащения мирян по благословению духовника без особенно строгих требований подготовки в случае церковности человека и в силу невозможности уделить каждому прихожанину достаточного времени, например, на исповеди. Отец Владимир рассказал, что в храме святителя Николая в Кузнецкой слободе за каждой воскресной литургией причащается регулярно не менее 600 человек, две трети из них - многодетные семьи, матери которых не имеют никакой возможности выполнить все необходимые дисциплинарные требования предпричастной подготовки.
В общине о. Владимира Воробьева практика частого причащения восходит к традиции, заложенной о. Всеволодом Шпиллером. "Если человек соблюдает Заповеди Божьи, посты, праздники, молится - нет никаких препятствий для еженедельного причащения. У нас облегченный способ подготовки к причастию для таких прихожан: они должны соблюдать только общие посты, а в субботу не вкушать мяса. Чтения всех канонов тоже не требуется. Обязательным является чтение Последования ко святому Причащению", - рассказал о. Владимир. Он подчеркнул необходимость индивидуального подхода священника, который в своей евхаристической общине знает "зрелых" прихожан и неофитов, для которых подготовка к причастию проводится по-другому, чтобы причащение не стало для последних формальностью или чем-то вроде "лекарства". Особое внимание уделяется многодетным семьям, которых очень много в приходе. Требовать выполнения всех правил от женщины, которая совершает настоящий подвиг, "тащит на себе всех детей" - "зверство"; таких матерей настоятель "готов причащать вообще без всяких правил".
Заместитель Председателя Отдела внешних церковных связей протоиерей Всеволод Чаплин сказал, что «нужно избегать потребительского отношения к причащению. Приходит много людей, которые причащаются лишь потому, что их об этом просят родственники, родители, друзья. Многие приходят к причастию для того, чтобы облегчить свое состояние здоровья или по другим чисто утилитарным причинам: перед началом нового дела, перед тем, как лечь в больницу. К этому тоже надо относиться достаточно критично».
Священник Алексий Уминский, ведущий телепрограммы "Православная энциклопедия" на ТВЦ, рассказал: "Я призываю часто причащаться, но никому не вменяю это в обязанность, чтобы не ограничивать дух свободы. Новоначальные не являются здесь исключением". Говоря об опыте своего прихода, о. Алексий рассказал, что большинство постоянных прихожан причащается за каждой литургией, без обязательной исповеди перед каждым причастием. Касательно обязательно 3-х дневного поста для желающих причаститься, о. Алексий заметил, что в году и так достаточно постных дней и незачем нагружать людей еще чем-то сверх этого. Для постоянных прихожан специальные посты, кроме обычных, не рекомендуются, "даже мясо не призываю исключать в субботу - лучше телевизор не посмотреть". Семейное причащение необходимо именно для всей семьи как "малой церкви", несмотря на то, что они приходят не к началу литургии.
Протоиерей Дмитрий Смирнов, председатель Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской поднял в своем выступлении вопросы употребления лекарственных средств во время литургического поста. Лекарства - это не еда, и их употребление ни каким образом не препятствует принятию Святых Таин. Также отец Димитрий напомнил, что церковные каноны предписывают всем христианам причащаться на Светлой седмице.
Для тех, кто приходит раз в год, а их примерно 15%, "надо постараться дать максимум", особенно пришедшим в первый раз и с искренним покаянием - "такого не только можно, но и нужно причастить, даже если он вообще не готовился и ничего не знает". Однако таким людям надо подробно разъяснить, как готовиться впредь и что в первый раз, без подготовки, Церковь принимает его как дитя.
Исповедь
В храме о. Алексия Уминского для тех, кто "твердо стоит на ногах", исповедь перед каждым причащением необязательна, достаточно благословения священника. Новоначальных же он благословляет исповедоваться чаще, считая, что для них "частная исповедь и наставления священника имеют важное катехизическое значение". Исповедь совершается в храме один раз в неделю после вечернего богослужения, "по внутренней необходимости" верующего.
О. Димитрий Смирнов считает, что перед большими праздниками достаточно исповедаться в течение недели и больше не подходить, "если за это время никого не убил". Очень удобна письменная форма, особенно для постоянных прихожан. Он не видит никаких препятствий для исповеди у другого духовника, например, в паломничестве. Но, с другой стороны, иногда запрещает некоторым своим чадам исповедоваться в монастырях: по его наблюдениям, общение с некоторыми "младостарцами" приводит к тяжелым последствиям.
О. Всеволод Чаплин полагает, что "постепенно мы снимем ложные идеи о связи исповеди и причащения", однако исповедь "не должна исчезнуть, надо все-таки ее регламентировать, чтобы не получилось, как у католиков: типичным и массовым явлением стало исповедоваться в детстве и перед смертью". Другая крайность - "злоупотребление" исповедью, когда некоторые желают исповедоваться слишком часто и детально - это "поле для духовной прелести". О. Всеволод считает, что можно разработать "пастырские инструкции" о практике причащения разных категорий прихожан.
Главное - исповедь не должна быть формальностью, духовное состояние человека - ее основной стержень. "Надо больше говорить об исповеди не только как о списке, но как об особом духовном настрое, чистоте сердца, примирении с ближними, осознании готовности исправить свои грехи, а не только перечислить их", - отметил о. Всеволод.
Пастырский опыт о. Владимира Воробьева убеждает: если "заставлять каждую неделю проходить таинство покаяния, … это вызывает духовные извращения". Никогда и нигде в истории такого не было, утверждает он. Кроме того, физически невозможно всех исповедать в общине, где больше тысячи человек, поэтому "формальное требование обязательной исповеди перед причастием неосуществимо". Общая исповедь - не лучший выход: сейчас, когда "никто так не проводит общие исповеди, как о. Иоанн Кронштадтский", общая исповедь сводится, как правило, к формальному чтению списка грехов, и "таинство покаяния не совершается". Но в то же время - нельзя подпускать к Чаше всех бесконтрольно, "прямо с вокзала", во избежание кощунства.
О. Владимир предлагает вернуться к "древней практике" благословения на Причастие: приходской священник знает, кого можно благословить. Тех же, кто пришел в первый раз или с тяжкими грехами, надо побуждать участвовать в таинстве покаяния, не совмещая по времени исповедь с литургией.
Подводя итоги пастырского семинара, многие отметили плодотворность дискуссии "в духе братолюбия". Для епископа Марка важно, что столь насущная тема "вынесена для обсуждения на такой площадке, которую никто не может обвинить в модернизме". В подобном обсуждении - "реальное начало соборности", считает он.
Архимандрит Алексий (Поликарпов) предложил сформулировать итоги обсуждения для священноначалия, "которое хорошо понимает проблему". Было решено разработать проект "Памятки христианину, желающему подойти к Святой Чаше для причащения Животворящего Тела и Крови Христа Владыки" и представить текст священноначалию.
О. Николай Балашов полагает, что обсуждение поднятых на круглом столе вопросов надо продолжать. Епископ Марк выразил надежду, что "это может быть определенным рубежом в жизни нашей Церкви".
 
Некоторые выступления:
 
Вступительное слово
Игумен Петр (Мещеринов), руководитель Школы молодежного служения при Патриаршем Центре духовного развития детей и молодежи.
Ваше Преосвященство, дорогие отцы, братия и сёстры!
Сегодня у нас получился даже не Круглый стол, а самое настоящее пастырское совещание, что не может не радовать. Тема, которую мы сегодня будем обсуждать, очень важна. Вызвана она не какими-то умозрительными теоретическими соображениями, а самой что ни на есть практикой. Я озвучу несколько ситуаций, безусловно, знакомых каждому из вас.
1). Человек хочет причащаться часто, скажем, раз в неделю. Очень скоро он обнаруживает, что препятствием к этому становится общее на сегодня для всех правило: три дня поста, чтение канонов и проч. Разумеется, все эти вопросы должны решаться с духовником; но дело всё в том, что многие духовники, боясь "погрешить против Церкви", боясь "своеволия", не решаются послабить подготовку часто причащающимся мирянам, по той причине, что на этот счёт нет общецерковного авторитетного мнения, а укоренившаяся традиция есть. Также многие священники считают, что от частого причащения "теряется благоговение". Но, исходя из этой логики, и молиться тогда нужно как можно реже, и храм посещать редко...
2). Человек живёт в напряжённом режиме частой предпричастной подготовки год, другой, третий - и, наконец, чрезвычайно устаёт от правил, что переходит и на отношение к самой Евхаристии; не только пропадает желание причащаться часто, но и вся духовная и церковная жизнь человека становится теплохладной. Особенно это заметно после 10 - 15 лет церковной жизни.
3). Многие православные христиане-студенты рады бы часто причащаться, и чувствуют в этом нужду и потребность, но не причащаются из-за полной невозможности соблюсти всё, "что требуется", отчего их христианская ревность угасает, а растленные обычаи мира сего постепенно берут над ними верх.
4). Люди в путешествии, а то и в паломничестве. Митр. Антоний Сурожский рассказывал, что в одном российском монастыре в воскресный день настоятель не причастил группу приехавших детей (которых учительница готовила, как могла, ко встрече со Христом) на том основании, что они не постились три дня. Святейший Патриарх на прошлом Епархиальном собрании с болью и возмущением говорил о случае, когда на Рождество женщину не допустили к Причастию, потому что на Новый год она, на семейном празднике, за постным столом, выпила бокал вина. Я знаю случай, когда девушка, студентка, готовилась к причастию, но в субботу, идя из института, по забывчивости съела мороженое, которым её угостили подруги; её не причастили на следующий день. И это, к сожалению, вовсе не исключения, а скорее правило в нашей, особенно не-московской, приходской жизни.
5). Наконец, отмечу вопрос причащения на Светлой седмице и на Святках. На страницах Церковного Вестника, когда летом обсуждался этот вопрос, один архиепископ сказал, что на Пасху православные не причащаются, а разговляются, и что желание причаститься на Пасху есть признак отсутствия смирения. Другой архиепископ говорил, что на Светлой седмице хорошо причащаться, но всё равно нужно три дня поститься. Многие пастыри считают, что Пасха - время веселия, и поэтому причащаться надо Постом... и так далее.
Мы попросим вас проанализировать эти ситуации.
Помимо этого, хотелось бы обсудить вытекающие из всего этого проблемы более общего порядка, из которых я назову три.
1). Проблема соотношения евангельской нравственности и внешней аскетики. Вот пример. Приходит человек на исповедь перед Причастием, и перечисляет батюшке грехи: не туда посмотрел, не то съел, с мамой ссорюсь, ругаюсь с близкими, телевизор много смотрю, и проч. Батюшка устало кивает головой на каждый произносимый грех и повторяет автоматически: Господь простит. Перечисление закончено. Тут батюшка оживляется и начинает придирчиво расспрашивать исповедника, как он готовился к Причастию: вычитал ли три канона и последование ко Причащению, постился ли три дня, с рыбой или без, и плохо, что с рыбой, надо было без рыбы, а лучше и без масла; ходил ли эти дни в храм, был ли накануне на богослужении, и почему ушёл после помазания, нехорошо, это леность, нужно понуждать себя; не ел ли ничего с утра, и т.д. и т.д... Но не спрашивает батюшка с тою же придирчивостью - а что стоит за словами исповедника "ссорюсь с мамой, ругаюсь с близкими". Случайна ли ссора, постоянна ли ругань, чем вызваны конфликты, предпринимались ли усилия быть мирным со всеми, и какие именно усилия - ничего этого не обсуждается.
Отходит человек от исповеди - чему он научился? Что вычитать каноны для духовной жизни гораздо важнее, чем жить нравственно. Так у нас воспитываются люди в Церкви - я думаю, описанная ситуация многим знакома. Это не значит, конечно, что мы, пастыри, не заботимся о нравственности приходящих к нам людей; речь идёт о том, на что обращается главное внимание в вопросе подготовки к Причастию. Моё глубокое убеждение, основанное на опыте - что все кризисы 10-летнего пребывания в Церкви, усталость, разочарование, порой и отход от Церкви происходят от того, что человека приучили более важным считать соблюдение правил, долженствований и запретов, нежели нравственную евангельскую жизнь.
2). Клерикализм. Мы не постимся перед причастием; от мирян же (речь идёт не о "захожанах", а о воцерковлённых людях) требуем поста и усиленного молитвенного правила. На каком, спрашивается, основании мы так поступаем? Я вспоминаю в этой связи слова преп. Антония Великого: "величайшее из всех безобразий есть - требовать от других того, чего не делаешь сам" (см. Добротолюбие, т.1). Мне здесь видится большая опасность - существование в едином Теле Христовой Церкви "двойных стандартов", разделение на "начальников", которым присущи некие привилегии, и безропотных "подчинённых". Не получается ли, что мы связываем бремена тяжёлые и неудобоносимые и возлагаем на плечи людям, а сами не хотим и перстом двинуть их (Мф. 23, 4)?
Конечно, не идёт речи о какой-то "демократии" или фамильярном панибратстве в отношениях младших и старших в Церкви; но очевидно, что пастырство страдает от клерикализма. Ещё одна проблема этого же рода: если исповедь сейчас срослась с благословением на причастие, то какова степень распоряжения священника причащением или непричащением исповедующегося у него мирянина? На мой взгляд, священник обязан не допускать до причастия только в случае нравственного препятствия, тяжёлых грехов; но не дисциплинарных недостаточностей. Очень важно обсудить этот вопрос.
3). И, наконец, что происходит в итоге указанных факторов - клерикализма и превалирования внешней дисциплины над евангельской нравственностью? Каков плод такого церковного воспитания? По моему мнению, этот плод - неверное восприятие людьми Евхаристии и всей церковной жизни.
Евхаристия есть, во-первых, дар, величайший дар Бога человекам. Его нельзя купить, нельзя "заслужить", его нельзя быть - в "ценовом" смысле - "достойным" но 100 %. Во-вторых, Господь говорит о причащении Своего Тела и Крови как о вкушении и питии (Ин., гл. 6), то есть - вещах предельно естественных. Еда и питьё человеку (если он здоров, разумеется) никогда не надоедают; они абсолютно естественны для человека и по природе необходимы ему. В этот же ряд Господь поставил и Евхаристию. Для того чтобы быть готовым к обеду, нужно, прежде всего, проголодаться; ну и соблюсти какой-то, опять же совершенно естественный, ряд простых действий: вымыть руки, надеть рубашку, садясь за стол, вести себя за столом сообразно с правилами этикета и проч. Трудно себе представить, чтобы родные покупали у главы семьи билет на обед...
В результате же нашей подготовки к причащению, которая по сути - именно "покупка билета", у большинства православных складывается совсем другое, не евангельское, представление о Евхаристии. Причастие Христу становится тем, что нужно "заслужить" внешними подвигами, особой подготовкой; и воспринимается оно как выходящая из ряда повседневного существования некая награда, поощрение, результат каких-то наших, почти "спортивных", достижений, как нечто в ряду аскетического и дисциплинарного, - но не как сама жизнь, к которой мы призваны. От этого искажается взгляд на Церковь; люди осмысливают её не как евхаристическое реальное присутствие Неба на земле, но как-нибудь по-другому, в соответствии со своими, вполне земными, вкусами и пристрастиями: как традиционно-державную, дисциплинарную, национальную и проч.
В завершение моего выступления хочется подчеркнуть, что (как мне уже не раз доводилось говорить и писать) решать проблемы и миссии, и катехизации, и взаимодействия Церкви с "внешними" можно успешно только лишь тогда, когда у нас внутри Церкви "всё в порядке", когда церковная жизнь соответствует тому, чем она должна быть. К сожалению, этого нет; а вопрос "номер один", с которого начинается исправление и оздоровление внутрицерковной жизни - и есть те евхаристические проблемы, которые предложены сегодня для вашего обсуждения.
 
Подготовка ко Святому Причастию: историческая справка
Подготовил: Боженов Александр, сотрудник ЦДРМ.
Ваше Преосвященство, Ваше Высокопреподобие, уважаемые участники и гости Круглого стола!
1. Сразу хочу подчеркнуть, что, строгое историко-каноническое исследование практики подготовки к причастию практически невыполнимо. Связано это, прежде всего, с тем что немногочисленные памятники нашего древнего церковного законодательства почти не касаются рассматриваемой темы. В результате трудно составить цельное и неоспоримое представление о большинстве поднятых вопросов. В свою очередь, надо заметить, что такая ограниченность источников рождает многочисленные версии и споры среди исследователей.
2. Цель этого сообщения лишь напомнить об общеизвестных, если можно выразиться, "вехах" на историческом пути вопросов подготовки ко Святому Причащению.
3. Христиане первых трех веков причащались за каждой литургией, следуя апостолам, которые постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах (Деян.2,42). Все древние писатели говорят о еженедельном причащении мирян.
4. В некоторых поместных Церквях (например, в Александрийской и Карфагенских Церквах) существовал обычай ежедневного причащения на дому.
5. Всем известное девятое каноническое правило святых апостолов подтверждает причащение мирян за каждой литургией: "Всех верных, входящих в церковь, и слушающих Писания, но не пребывающих на молитве и святом Причащении до конца, как производящих бесчиние в церкви, подобает отлучать от церковного общения".
6. Необходимость подготовки к Евхаристии утверждается Священным Писанием, апостол Павел говорит: "Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от Хлеба сего и пьет из Чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем..." (1 Кор 11:28-29). При этом общеизвестно, что такие обязательные в настоящее время элементы подготовки, как телесный пост, исповедь, строго определенное молитвенное правило, отсутствовали у древних вплоть до окончания эпохи Вселенских Соборов. Об этом косвенно свидетельствуют некоторые авторитетные в каноническом отношении правила, например, 66 правило Трулльского Собора, которое обязывает ("должны") всех верующих все дни Светлой Седмицы "наслаждаться Святыми Тайнами", 58 правило, полагающее за самопреподание себе Св. Таин мирянином в присутствии епископа лишь недельное отлучение от причастия и другие...
7. Главными условиями участия в Евхаристии является крещение, вера и жизнь по заповедям Христовым. Мученик Иустин Философ: "пища эта называется у нас Евхаристией, и никому другому не позволяется участвовать в ней, как только тому, кто верует в истину учения нашего, омылся омовением в оставление грехов и в возрождение, и живет так, как предал Христос" (Апология, п.66). К причастию подготавливала та жизнь, которой жил христианин в общине в течение недели между одной Евхаристией и другой, как литургическая - через участие в богослужениях суточного круга, так и бытовая ее часть, в которой выражалось стремление каждого христианина жить по Евангелию, свидетельствовать о приблизившемся Царстве Небесном. Можно сказать тоже самое словами прот. Николая Афанасьева: "Нет необходимости идеализировать жизнь древних христиан для того, чтобы иметь возможность утверждать, что вся их жизнь в целом была непрестанной подготовкой к участию в Евхаристическом собрании".
8. Необходимым моментом подготовки к Евхаристии выдвигалось также евангельское (Мф 5:23-24) требование примирения с ближними, с членами христианской общины. В Дидахе христианам указывается: "В день Господень собравшись вместе, преломите хлеб и благодарите, исповедавши прежде грехи ваши, дабы чиста была ваша жертва. Всякий же, имеющий распрю с другом своим, да не приходит вместе с вами, пока они не примирятся, чтобы не осквернилась жертва ваша". (Дидахи, 14,1-2).
9. Еще одна древняя форма подготовки к Евхаристии это принесение даров к литургии, жертва веществ для таинства. Мученик Иустин свидетельствует, что к этим дарам обязательно присоединялись и дары ближним. "Между тем достаточные и желающие, каждый по своему произволению, дают, что хотят, и собранное складывается у предстоятеля, и он имеет попечение о сиротах и вдовах, о всех нуждающихся вследствие болезни или по другой причине, о находящихся в узах, о пришедших в нужде".
10. Еще одним раннехристианским элементом в подготовке к приобщению, следует назвать литургический пост или причащение натощак. Относительно апостольского времени можно сказать, что Св. Дары принимались не натощак, как это можно заключить из речи ап. Павла к Коринфским христианам (Коринф. 11 гл. 20-34 ст.). Но уже со II в. идут свидетельства другого рода. Тертуллиан, св. Златоуст, св. Киприан, Василий Великий, св. Григорий Богослов и другие отцы представляют эту практику как результат традиции, сохраняемой везде. А блаженный Августин даже видит благодать Св. Духа в этом общем единении церквей. "Угодно было Св. Духу" - пишет бл. Августин, - "почтить великое таинство (евхаристии), чтобы Тело Господне входило в рот христианина прежде всякой пищи". Вместе с установившейся практикой принимать Св. Дары прежде принятия пищи, появились и церковные правила, касающиеся этого вопроса, можно назвать Трулльский Собор на Востоке, Карфагенский, Оксерский на Западе.
11. Как известно, в первые века не существовало института исповеди, кроме самой первой исповеди за всю жизнь и практики вторичного покаяния в случаях отпадения. Церковное покаяние в древности носило исключительный характер, и происходило только после совершения смертного греха, после отпадения человека от Тела Церковного. Это покаяние, как правило, носило публичный характер, и сопровождалось значительными сроками отлучения от Причастия. За отречение от Христа, принесение жертв идолам человек часто сподоблялся Причастия только на смертном одре.
12. Не совершившим смертного греха христианам Древняя Церковь предоставляла право самим испытывать свое достоинство и годность для участия в Евхаристии, считалось, что "совесть человека есть руководящее правило для причащения Божественных Тайн" и человек сам должен испытывать себя перед участием в Евхаристии.. Так, Климент Александрийский говорит, что: "каждому лучший судья его совесть - приступить ли к евхаристии или же уклониться" (Строматы, кн. 1 гл. 1). Позднее св. Иоанн Златоуст сформулирует древний принцип подготовки следующим образом: "главное благо в том, чтобы приступать к Ним (к таинствам) с чистою совестию…; он (Павел) знает одно только время для приступания к тайнам и причащения - когда чиста совесть…; не должно касаться этой трапезы с порочными пожеланиями, которые хуже горячки. Под именем порочных желаний необходимо разуметь как телесные, так и вообще все порочные наклонности (любостяжание, гневливость, злопамятность)… Праздник есть совершение добрых дел, благочестие души и строгость жизни; если ты имеешь это, то всегда можешь праздновать и всегда приступать. Потому (апостол) и говорит: "да испытывает себя" каждый, и таким образом да приступает; повелевает испытывать не одному другого, но самому себя, устрояя судилище без гласности и обличение без свидетелей".
13. Вопрос о "телесной чистоте" решался древними различно, в таком древнехристианском памятнике, как Апостольские постановления, наблюдения перед причастием относительно законных соитий, течения кровей и родов у женщин, течения семени во сне называются иудейским обрядом и отвергаются в принципе. Близкую позицию к этой имел святитель Афанасий Великий, который утверждал, что какое-либо естественное извержение не имеет в себе что-либо греховного или нечистого. Однако, святители Дионисий и Тимофей Александрийские мыслили иначе. Они запрещают причащение женщин в месячных и родах, а также причащение супругов после супружеского общения. Со временем на Востоке этот запрет (как это видно по толкованиям патриарха Вальсамона и Зонары) стали понимать как запрет на посещение храма в эти периоды. В Западной Церкви по этому вопросу возобладала точка зрения папы Григорий I (Двоеслова), в соответствии с которой, в частности, женщинам не возбранялось входить в храм и приобщаться Св. Таин во время месячного очищения.
14. В 4 веке христианство вышло из периода гонений. Изменение отношений между церковью и государством коренным образом отразилось на многих сторонах жизни Церкви, и на практике подготовки к Евхаристии в том числе. Обращение Империи в христианство привлекло в ряды Церкви много "номинальных христиан". По слову митрополита Сергия (будущего Патриарха Московского): "Из личного, чисто жертвенного подвига христианство для большинства людей превратилось в дело общественного приличия, а иногда даже и выгоды". Духовная напряженность христиан ослабела, и создалось небрежное и недостойное отношение к Литургии. В Византии иногда даже патриарх или император уходили из храма после чтения Евангелия. Попытки воздействовать на эту ситуацию зафиксированы в творения многих святых отцов и даже правилах церковных сборов (Эльвирский (305), Сердикский собора (343 г.), но несмотря на это за очень небольшой период времени (буквально несколько десятков лет) в церкви появляется проблема редкого причащения, и уже отцы конца 4 века (по крайней мере, св. Иоанн Златоуст, св. Амвросий Медиоланский, св. Кассиан Римлянин) сетуют на распространенную практику причащения 1 раз в год.
15. В ответ на эти нестроения расцветает монашество, как попытка воплотить евангельский максимализм в новых условиях. В монастырях постепенно развивается практика частого (Скабалланович), а впоследствии и ежедневного служения Евхаристии. Для монахов все время жизни было посвящено приготовлению к таинству и подвигу "очищения сердца великими подвижническими "трудами и потами"". В монастырях возникает особый уклад духовной жизни, в котором одно из центральных мест занимает монашеское исповедание помыслов, для обретения назидания и помощи в борьбе со страстями. Отсюда возникает тесная связь причащения с исповеданием помыслов (исповедью), которой не знала Древняя Церковь. Эта практика из монастырей была перенесена и в мирянскую среду.
16. После времен иконоборчества монашеская практика исповедания помыслов получила новый импульс развития в среде народа. Связано это было с исключительной ролью монашества в защите православия от иконоборческой власти и почти поголовным отступничеством белого духовенства. Возникшее доверие привело к распространению монашеской практики в среде народа.
17. Переходя теперь к нашей Церкви можно процитировать проф. С.И. Смирнова, который пишет, что "дисциплина тайной исповеди и покаянии сложилась в монастырях христианского Востока в период Вселенских соборов; ее орган - духовник развился в бытовой стороне из монастырского старчества. В течении X-XII веков тайная исповедь завоевывает себе господствующее положение в Восточной Европе, вытесняя исповедь публичную. Пришедшее на Русь из Греции и отчасти, может быть, из Болгарии духовенство принесло с собой почти готовую… дисциплину покаяния и институт духовника… Народившийся на Руси класс духовенства, естественно, принял покаянную письменность христианского Востока, воспринял с нею.. и самый строй дисциплины… и в течении всей допетровской истории дисциплина эта просуществовала почти неизменно приблизительно в тех бытовых чертах своих, в которых она зародилась и сложилась в восточных монастырях периода Вселенских Соборов".
18. Исследователи расходятся лишь в том, представляла ли в начальный период истории нашей Церкви (первые 150-200 лет) эта дисциплина переходное состояние от публичной к тайной исповеди, в каком находилась она в Греческой Церкви после периода Вселенских Соборов и в первые полтора века существования нашей Церкви прошла стадию развития, аналогичную той, которая имела место на Греческом Востоке или нет. С точки зрения проф. Смирнова и Голубинского на Руси в этот период, например, существовал древнехристианский обычай частого приобщения, на это указывает памятник первой половины 11 в. "Некоторая Заповедь", которая содержит дозволение верующим приобщаться еженедельно, без предварительной исповеди.
19. К 12 веку на Руси формируется практика обязательной исповеди перед причастием. Обыкновенно исповедь проходила постом, так как "покаяние без поста", по понятиям древних русских, "праздно есть". Все говение от начала до конца верующий должен был находится под непосредственным руководством своего духовника. На Востоке причащение также стало связываться с исповедью, например, постановление Кипрского собора 1620 г. указывает, что священник "должен опрашивать всех приступающих к Святой Чаше исповедовали ли они грехи и какому духовному отцу".
20. После 12 века на Руси исповедовались и причащались трижды в год, в посты: Великий, Петров и Филлипов, а с 14 века четырежды, в связи с появлением Успенского поста. Говение перед Причащением продолжалось весь пост.
21. К 16 веку на Руси сложился порядок говения, более "мягкий" в течении одной седмицы и сформировалось молитвенное правило перед причастием, которое, будучи большим по размеру, походило на современный вариант.
22. В Синодальный период практика подготовки ко причащению претерпела незначительные изменения. Под влиянием горячих проповедников, таких как свв. Феофан Затворник, Тихон Задонский, Иннокентий (Вениаминов) в практику некоторых христиан вошло более частое приобщение святых Таин, особая роль в этом процессе была у великого проповедника Евхаристии святого праведного Иоанна Кронштадского (+1909), который обращал внимание людей при подготовке к причастию не на формальную сторону вопроса, а на движение сердца. Я позволю себе маленькую цитату: "Некоторые поставляют все свое благополучие и исправность пред Богом в вычитывании всех положенных молитв, не обращая внимание на готовность сердца для Бога, на внутреннее исправление свое; например, многие так вычитывают правило к причащению. Между тем здесь, прежде всего, надо смотреть на исправление и готовность сердца к принятию св. Таин; если сердце право стало в утробе твоей, по милости Божией, если оно готово встретить Жениха, то и слава Богу, хотя и не успел ты вычитать всех молитв".
23. Дело отца Иоанна дало обильный плод во время революционных гонений 1920-х и 30-х гг. Об этом свидетельствует очевидец, чьими словами я закончу свое краткое сообщение: "Святая Чаша никогда не выносится втуне: многие приступают к ней, и все соучаствуют в их радости. Говорят о "евхаристическом движении" в русской церкви, где теперь дает свой плод дело о.Иоанна Кронштадтского. Но еще нет единства в практическом осуществлении. Здесь поставлен огромной важности вопрос, и решается он каждым пастырем и каждым мирянином по своему. Одни призывают причащаться часто, но требуют достойного приготовления, другие настаивают на причащении за каждой литургией. Есть верующие - немногие, конечно - которые причащаются каждый день, другие еженедельно, чаще всего в большие праздники. Труднейший вопрос об исповеди, связанный с этим движением, решается различно. Некоторые практикуют общую исповедь, другие - весьма немногие - отделяя оба таинства, разрешают приступать к евхаристии без исповеди. Большинство сохраняет исповедь обязательную и тайную. Так уже в этом центральном вопросе церковной жизни явствует большая свобода, ныне господствующая в ней и отсутствие внешней регламентации".
 
Здесь сейчас собрались очень уважаемые, известные пастыри, слово которых является весомым
Выступление Марка, епископа Егорьевского, заместителя Председателя Отдела внешних церковных связей Московской Патриархии.
Ваше Высокопреподобие, дорогие отцы, братия и сестры!
Вопросы, которые мы сегодня пытаемся здесь обсуждать являются давно назревшими. На протяжении многих лет тема Евхаристии, которая является центром жизни Церкви, не обсуждалась широко, а решалась и решается каждым духовником по-своему, в зависимости от его личных представлений. И я считаю хорошим знаком то, что мы начали обсуждать эту тему.
Мне представляется, что эта тема и вопросы, связанные с ней, более важны и интересны, чем утверждение тексов определенных богослужений и последований тем или иным святым. Это, конечно, тоже важно, но все-таки подобные вопросы носят локальный характер, а вопросы, которые мы сегодня затрагиваем, являются жизненно важными для каждой христианской общины, для каждого верующего православного человека. Надеюсь, что нынешнее обсуждение даст импульс к тому, чтобы в дальнейшем появились некоторые тексты не только на уровне подобного круглого стола, но и на уровне более солидных учреждений: Священного Синода, Архиерейского собора. Что позволило бы как-то регламентировать эту важнейшую сторону нашей церковной жизни.
Множество вопросов требует обсуждения, существует много различных практик, больных тем, противоречий. В частности отношение к посту - то, о чем говорил отец Петр. Получается, что мы, пастыри, часто своими действиями оправдываем слова Христа, сказанные про ветхозаветное священство: «Что говорят вам слушайте, но по делам их не поступайте». Часто оказывается, что пастыри не только не постятся, но позволяют себе даже праздничный стол с возлияниями, и на этом фоне призывают остальных верующих неукоснительно соблюдать пост в течение трех дней. Отсюда возникает привычка к лицемерию, что вообще недопустимо в церковной жизни, а во взаимоотношениях между пастырями и пасомыми просто разрушительно, вводит неискренность в среду Церкви.
Безусловно, правила должны быть определены и разобраны соборным голосом Церкви. Дело в том, что традиция трехдневного поста, о которой мы часто говорим, идет от той традиции синодального периода, когда причащались раз в год, максимум три-четыре. В этой ситуации нормально и очень хорошо, если человек перед причастием попоститься 3 дня. Но сегодня, как правило, духовники и священники рекомендуют причащаться гораздо чаще. Получается некое противоречие: люди, которые хотят причащаться часто, обрекают себя на почти постоянный пост по четвергам и субботам, что становится для многих непосильным подвигом. Если мы и в дальнейшем не будем относиться к этому вопросу с рассуждением, то это будет оказывать свое отрицательное воздействие на духовную жизнь нашей Церкви.
Затем тема исповеди. С одной стороны, исповедь пред причастием - это очень важная практика, которая у нас существует, в отличие от некоторых восточных церквей, где нет практики постоянной исповеди или не каждый священник может ее проводить. Потому что на Востоке, где традиции сохранялись длительное время, люди понимают, как много вреда может принести неопытный духовник, который начинает запрещать или благословлять направо или налево.
Просто приведу два примера: как-то одна женщина, корреспондент на радио, рассказала мне такую историю. Одна ее знакомая, которая работала на телевидении, пришла в храм, не в какой-то глухой деревне, а в городе Москве. Она хотела исповедоваться и причаститься, а батюшка спрашивет ее: "Где вы работаете?», - "На телевидении», - отвечает она. Батюшка сразу переменился в лице и заявил ей: "Вон, уходите, никто из вас не спасется!» Конечно, у человека был страшный шок.
Вспоминается мне и другой случай. Когда я еще служил в Русской духовной миссии в Иерусалиме, приехал к нам в паломничество настоятель одного монастыря. Поскольку паломников было много, и мне нужно было заниматься организационной деятельность, я попросил его провести исповедь богомольцев вместо меня. И он пошел в храм, но как-то очень быстро вернулся: "Знаете, - говорит, - там очень много смертных грехов». И потом монахиня из Горницкого монастыря, которая сопровождала эту группу паломников, рассказала мне, что это были достаточно светские люди, всю субботу они практически ничего не ели, вообще в паломничестве старались поститься очень строго. Многие из них первый раз пришли на исповедь и причастие, а батюшка их спрашивал: "Венчаны?.. Не венчаны?! - Ступайте отсюда». И люди, которые первый раз в жизни хотели рассказать о своих грехах, причаститься, испытали такой шок духовный и ушли, обливаясь слезами. К сожалению, такая практика продолжается, и некоторые духовники продолжают благословлять вещи, противоречащие Священному Писанию и церковной традиции.
Исповедь, конечно, необходима, особенно у нас, в Русской Церкви, в нашей стране, где сейчас многие духовно неграмотны, эта традиция крайне важна. Мне приходилось общаться со священниками на Западе, с представителями Католической Церкви, которые говорили, что исповедь теряет свое значение, что все чаще из жизни даже религиозных людей уходит понятие греха. И они находятся в некоем протестантском состоянии, когда надо просто радоваться и все, не заботясь о своих грехах.
Все эти вопросы чрезвычайно важны, и хотелось бы, чтобы, с одной стороны, не было тех противоречий, духа лицемерия и разделения между пастырями и пасомыми. С другой стороны, не хотелось бы чрезмерно резких движений, потому что резкие перемены порождают проблемы и вопросы. Перед глазами пример Католической Церкви, где почти не осталось постов, где люди очень редко приходят на исповедь, этот пример должен призывать нас к осторожности.
Эта тема вообще связана с множеством разных нюансов. Порой приходится слышать, как человек говорит, что ему запрещают причащаться в других храмах - только у духовника. Я считаю, что подобные веяния являются нездоровыми. Конечно, лучше, если человек причащается в своей общине, где он всех знает, и его тоже все знают. Но вполне нормально, когда человек исповедовался у своего духовника и поехал в паломничество или в другое место и там причастился. В общем, больных тем и нюансов действительно очень много, и принципиально важно, что здесь сейчас собрались очень уважаемые, известные пастыри, слово которых является весомым, и хотелось бы, чтобы эта тема, этот вопрос чрезвычайной важности, вышел на другой уровень и стал предметом очень взвешенных, продуманных, трезвых рекомендаций и благословения Священного Синода. Благодарю за внимание.
 
Внутри каждой из Поместных Церквей существует многообразие практик
Сообщение протоиерея Николая Балашова, секретаря Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата по межправославным отношениям.
Преосвященнейший Владыко, отцы, братия и сестры!
Если мы рассмотрим подготовку ко Святому Причащению и требования, предъявляемые к причащающимся в других Поместных Православных Церквях, то мы увидим, что эти условия не единообразны. Внутри каждой из Поместных Церквей существует многообразие практик.
В Греческой Православной Церкви частота причащения мирян довольно широко варьируется. В Греции есть много мирян, которые причащаются раз-два или три-четыре раза в год. В таких случаях духовники рекомендуют поститься здоровым неделю, больным - три дня, тяжело больным - один день. Такие рекомендации можно прочесть во многих популярных брошюрах, которые раздают в греческих храмах. Причем для здоровых предписывается при этом строгий пост без масла, пища состоит из овощей и морепродуктов, рыбу постным продуктом не считают.
Вместе с тем, от тех, кто старается причащаться часто (к чему призывает мирян большинство известных греческих духовников), не требуется соблюдения иных постов, кроме общих постов, установленных Церковью. Так, например, архимандрит Даниил Аеракис в книге "Когда и как причащаться", изданной в 2000 году в Афинах, пишет: "Повторяем истину, находящую подтверждение в Писании и Священном Предании: пост - это одно, а божественное Причастие - другое. Постимся не потому, что будем причащаться, а причащаемся не потому, что постились". Другой греческий богослов Димитрий Паганопулос пишет: "Телесная пища не связана с духовной, потому что одна питает тело, а другая - душу. После божественного Причастия мы вкушаем мясо, не обращая внимания на то, что едим. Хотя незадолго до этого через божественное Причастие в нас вошел Сам Спаситель. В противном случае Он не передал бы Таинство Своим ученикам на вечери, но до нее и после поста".
В отношении супружеского общения в греческой благочестивой литературе для народного чтения рекомендуется воздерживаться от такового за два дня до причастия и один день после.
Практика сильно отличается и в отношении исповеди. В греческих церквях, как правило, для исповеди назначается особый день недели. Исповеди во время Литургии не бывает, а накануне, за вечерним богослужением, можно наблюдать крайне редко. Таинства Евхаристии и исповеди настолько отделены друг от друга, не связаны, что нередко в греческих монастырях можно наблюдать следующее. Паломники, приехавшие в воскресный день, утром за Литургией все причащаются, а после обеда многие из них расходятся по кельям к своим духовным отцам и там исповедуются. Исповедь и причастие могут быть разделены промежутком времени от нескольких дней до нескольких недель и даже месяцев. Это последнее рассматривается как нормальная практика в монастырях, где бывает частое откровение помыслов старцу или старице, которые дают благословение на причащение.
Но, как отмечают греческие авторы, в отношении мирян такая практика исповеди, к сожалению, часто приводит к тому, что в дни больших праздников, да и не только, многие приступают к причастию или совсем без исповеди (бывает, что люди вообще в жизни еще ни разу не исповедовались), или давно неисповеданными. Некоторые священники в таких случаях непосредственно перед Чашей задают вопрос о наличии благословения на причащение, и многих это приводит в смущение. В той же книге архимандрита Даниила Аеракиса говорится: "Если верующий имеет благословение от духовника на частое (каждое воскресенье) причащение, пусть исследует свою совесть. Если она не обличает его в тяжких грехах, тогда пусть переходит к подготовке к божественному Причастию - нет необходимости исповедоваться перед каждым причастием".
Молитвенное правило ко святому причащению по рекомендации Греческой Церкви состоит примерно из такого же как у нас последования: канон плюс молитвы. Покаянный канон, канон Божией Матери и Ангелу-хранителю рассматривается как часть монашеского правила и в рекомендации для мирян не включается.
В отношении других вопросов, которые были означены в плане этого Круглого стола. Женщины во время месячных по преобладающей греческой практике не допускаются до причастия, но могут посещать богослужения без каких-либо особенных ограничений, в том числе могут приложиться к иконе и кресту.
В Сербской Православной Церкви практика очень различная. И в большей степени она зависит от того, где архиерей или батюшка учился. Если в Греции, то все следуют, как правило, греческой практике. Иногда значительная часть священников в епархии даже разговаривает со своим архиереем по-гречески, зная, что в таком случае, архиерей будет благосклоннее относиться к их просьбам. А в другой епархии ни один священник не имеет права надеть греческую рясу, потому что в этом случае он сразу попадет в черный список своего архиерея, под подозрение: почему это он не носит сербскую национальную?
Там, где преобладает греческая практика, миряне, имеющие своего духовника, обычно причащаются часто, не обязательно исповедуясь накануне каждого причащения. Во время продолжительных постов обычно причащаются каждое воскресенье. Молитвенное правило обычно ограничивается молитвами ко Святому причащению, канонов как правило никто не читает. Та часть духовенства, которая придерживается русской традиции, рекомендует исповедоваться перед каждым причащением, большими постами - два-три раза за пост. Вне поста такие батюшки не возбраняют, конечно, причащаться, но и не очень советуют. Также рекомендуют вычитывать все Правило ко Святому причащению.
Практика Болгарской Церкви (об этом более подробно и с большим знанием дела нам мог бы рассказать отец архимандрит Игнатий), судя по тем статьям, которые публикуются в болгарских духовных журналах, находится в процессе изменения. До недавнего времени, и во многих местах и сейчас, большинство мирян причащаются редко. В болгарских церквях, по моим наблюдениям в том числе, совершенно обычной является практика, когда священник только показывает Чашу со словами: "Со страхом Божиим и верою приступите", - и затем немедленно разворачивается и ставит ее обратно на престол. А причащение если и совершается, то уже после отпуста Литургии, после проповеди и раздачи антидора. Большинство мирян предпочитает причащаться во время длительных постов, в остальное время духовники также рекомендуют причащаться после трехдневного поста. Но в настоящее время наблюдается процесс литургического возрождения, в духовных журналах все больше пишут о частом причащении. Есть свидетельство того, что число причастников растет, и, соответственно, многие духовники, идя им навстречу, смягчают требования, предъявляемые к причащающимся.
Что касается практики Православной Церкви в Америке. Я думаю, многим известен доклад о. Александра Шмемана "Исповедь и причастие", который был представлен Синоду Православной Церкви в Америке в 1972 году, официально одобрен священноначалием и признан адекватным руководством для клириков и мирян. Но на самом деле та позиция, которая там отражена, сейчас уже является неким анахронизмом для Православной Церкви в Америке и отчасти для нашей Церкви тоже. Напомню, о. Александр тогда писал: "Причастие чаще, чем раз в месяц, возможно только с разрешения. Разрешение это может быть дано только лицам хорошо известным и после всесторонней пастырской проверки серьезности и правильности их прихода к Церкви и к христианской жизни. В этом случае вопрос об исповеди и соотношении между ее ритмом и ритмом причащения должен быть оставлен на благоусмотрение пастыря, с тем, однако, чтобы исповедь оставалась регулярной и совершалась не реже, чем раз в месяц".
На официальном Интернет-сайте Американской Православной Церкви есть рубрика "Вопросы и ответы", которую можно считать в некоторой степени выражением официальной церковной позиции. Там говориться так: "Православный христианин, который надлежащим образом готовит себя через молитву, пост, покаяние, размышления о своей жизни, может принимать Святое причастие всякий раз, когда совершается божественная Литургия. Конечно, это следует обсуждать со своим духовным отцом и с ним же надо решать вопрос о том, как должны соотноситься Таинства исповеди и приготовления к причастию". В отношении поста говориться, что следует поститься неделю ли три дня тем, кто причащается раз или два в год. Что же касается тех, кто причащается часто, например каждую неделю, то им достаточно соблюдать те посты, которые установлены Церковью.
Говоря о Сербской Церкви, я забыл упомянуть о статье Сербского патриарха Павла на тему посещения богослужения женщинами в критические дни, которая тоже широко известна и циркулирует в русском Интернете. Святейший патриарха Павел, с уважением относясь к существующим каноническим правилам, запрещающим женщинам приступать к причастию в дни месячных очищений, не признает действительными остальные встречающиеся ограничения для посещения храма, участия в церковной молитве, принятия антидора, святой воды и прикосновения к святыням. Подобные запреты являются частными мнениями и не имеют никакого общецерковного авторитета.
 
Подготовка ко Святому Причащению: подходы, которые сложились для совершенно другой жизни
Сообщение протоиерея Владимира Воробьева, ректора Свято-Тихоновского Гуманитарного университета, настоятеля храма свт. Николая в Кузнецкой слободе.
Дорогие отцы, братья и сестры, я думаю, что поднятый вопрос является одним из основных для нашей церковной жизни. Потому что она устраивается не только авторитетными постановлениями или решением важных церковно-политических вопросов, но и духовной жизнью мирян, которая не мыслима без ехаристической жизни.
Евхаристическая община
Евхаристическая жизнь согласно церковной традиции всегда связывается с жизнью церковной, евхаристической, общины. Есть, конечно, другая форма - форма приходской жизни, где приход не является общиной. Это значительное явление в истории церкви связывается с охлаждением евхаристической жизни. Поэтому нашей целью, мне кажется, должно быть возрождение евхаристической общины. Об этом много говорилось на Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917 года.
Для евхаристической общины характерно, что у нее есть глава, духовный руководитель, у нас он называется духовником, который должен близко знать все проблемы духовной жизни членов общины. Если удается такую общину создать, то для нее неприемлемы те подходы, которые сложились исторически для совершенно другой жизни. Например, правило, которое мы сегодня обсуждаем: о долгом говении, о вычитывании длинных предварительных последований к причащению, обязательной исповеди и т.д. - это все возникло в позднее время, когда евхаристическая община в основном ушла из церковной жизни и Церковь должна была ориентироваться на существующую реальность, на значительное охлаждение к евхаристической жизни. Тогда надо было принять какие-то "охранительные" меры, для того чтобы не получалось так, что Тело Христово остается без внимания и отдается людям не готовым, не живущим настоящей церковной жизнью.
Виной всему наши просторы
В России это связано еще с тем, что она слишком большая страна. Этот фактор никогда нельзя забывать, ведь все восточные традиции сложилась в маленьких странах. Например, сейчас Греции живет 9,5 млн. человек, у них более 1000 монастырей, огромное количество приходов, 70 епископов - это нормальная жизнь православной церкви на Востоке. А у нас, как вы знаете, до сих пор, скажем, один епископ на всю Якутию, на Архангельскую епархию и т. д. Это с точки зрения традиций древнего православия абсолютная бессмыслица. Это означает трагедию Церкви, отрыв епископа от церковного народа. Недаром до революции епископы не могли объехать свою епархию, и большинство русских людей епископа вообще никогда не видели.
Вот эту русскую реальность мы забываем, когда говорим о наших традициях. Наши традиции в значительной степени были вызваны этими совершенно новыми обстоятельствами. И даже чин венчания вошел в практику церковной жизни очень поздно. Венчание очень долго оставалось привилегией высшего общества, потому что не было священников, которые могли бы венчать всех желающих вступить в брак. Если вникнуть в церковную жизнь, найдется много таких важных подробностей - они объяснят нам историю возникновения сегодняшней, доставшихся нам по наследству, практики.
Время поиска
Но сейчас все очень резко изменилось. И не нужно ставить возрождение евхаристической жизни в связь только с проповедями святого праведного Иоанна Кронштадтского. Нужно рассматривать все в комплексе: ХХ век, патриарх Тихон, Поместный Собор Русской Православной Церкви 1917 года, страшное гонение, когда все смешалось в Русской церкви. Все основы были потрясены. И сейчас должен собраться собор, который привел бы в порядок нашу жизнь в соответствии с тем, что сегодня имеется в наличии. К сожалению, такого Собора у нас пока нет и, наверное, не может быть еще и потому, что мы все не готовы к этому. Нужно самому выстрадать решение - и приходится поэтому каждому духовнику искать свой ответ, основываясь на духовных авторитетах, привлекая собственный опыт. Поэтому плюрализм неизбежен. Нужно допустить этот плюрализм, нужно, чтобы не было таких строгий запретов ("только так и больше никак").
Сейчас время поиска, время, когда наша Церковь ищет решения, поэтому обязательно должна существовать какая-то свобода. И ненужно, чтобы все, кто решает эти вопросы несколько иначе, оказывались под подозрением. Это только помешает принять здравое решение.
В нашем приходе
Теперь я могу рассказать про практику, принятую в приходе храма свт. Николая в Кузнецах. Практика нашего прихода в основном восходит по преемству к протоиерею Всеволоду Шпиллеру, долгое время возглавлявшему приход храма свт. Николая. В 1950-е годы отец Всеволод вернулся в Россию из Болгарии - он был хорошо знаком с практикой Восточной и Западной Церкви. Поэтому мог широко посмотреть на то, что происходит в России. Он старался вернуть евхаристическую жизнь в приход и возродить евхаристическое общение. В те времена это было почти невозможно. Но все-таки он очень много старался заложить в нас. Он научил нас смотреть на эти вопросы иначе, чем принято в "школьных учебниках".
Сегодня наша община живет такой жизнью: мы знаем, что церковному человеку естественно часто причащаться. В древних Апостольских правилах говориться, что если человек не причащается более трех не

Календарь
2 июля 2020 г. ( 19 июня ст.ст.), четверг.
Петров пост.
Свт. Иоанн Сан-Францисский.
Апостола Иуды, брата Господня. Свт. Иова, патриарха Московского и всея Руси. Святителя Иоанна (Максимовича) архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского, Чудотворца. Мч. Зосимы. Прп. Паисия Великого. Прп. Иоанна отшельника. Прп. Варлаама Пинежского, Важского, Шенкурского. Прп. Паисия Хилендарского, Болгарского (Болг.).


Карта сайта

© Ижевская и Удмуртская епархия Русской Православной Церкви,
Собор Святой Троицы, 2011 г.